Category: криминал

Official

«Летели два крокодила. Один зеленый, другой в Африку»

Предыстория: на выпускном юракадемии, который праздновался в одном из ресторанов на 16 Фонтана, 25 и 26 мая отравились студенты.

Прессекретарь Кивалова Юлия Никандрова вдруг выдала фразу, которую вроде как заявил ее шеф: "все виновные понесут ответственность вплоть до возбуждения уголовных дел"

Юлия НикандроваЧестно говоря, услышав фразу, я напрягся.

Опуская мое личное отношение к пидрахую, нельзя не признать что Кивалов – юрист с многолетним стажем. Путать действие с наказанием – это как-то не его уровень.

Не понятно? Уточню.

Возбуждение уголовного дела – это не наказание. Это процессуальное действие, инициированное уполномоченным лицом в ответ на событие, подпадающее под статью уголовного кодекса. Оно может в принципе не иметь никаких последствий. Говорить об ответственности в виде возбуждения уголовного дела – все равно что пугать малыша бабайкой в темном коридоре – да, это неприятно, но ответственностью тут и не пахнет. 

Ответственность виновных наступит много позже, когда следователь проведет доследственную проверку, найдет основание для возбуждения уголовного дела, проведет следствие, докажет наличие состава преступления, подтвердит обвнение в районной прокуратуре, передаст дело в суд, а суд, внимательно изучив материалы дела, вынесет вердикт. Вот только тогда и можно будет говорить об ответственности.

А то, что ляпнула Юля – это, видимо, ее личные эмоции. Ну и плюс все-таки неуд по правознавству.
Official

Записки на полях Криминально-процессуального...

На фото – Аня Синькова, 20-ти летняя активистка протестного движения. В один из зимних дней, она, в составе группы единомышленников, в качестве протеста над бессмысленным сжиганием природного газа (300 тыс. гривен в год) и привлечения внимания общественности к существующим проблемам ветеранов Второй мировой войны, провела в Киевском парке Славы акцию по публичному поджариванию на сковородке яиц и сосисок. 

Видео с акции впоследствии было выложено в интернет, а милиция, изучив обстоятельства, решила возбудить уголовное дело по статье 297 Криминального кодекса "Надругательство над могилой".

Впрочем, в попытке изучения понятия "Надругательство над могилой", я уже писал как-то об этом деле.

Первого апреля, решением Печерского суда Анне была выписана мера пресечения – содержание под стражей на срок 2 месяца. Мотивация применения наисерьезнейшей из возможных меры пресечения прописана в 148 и 155 статьях КПК. Как пример – в случае, если следователь считает, что подозреваемый может сбежать или другим способом уклоняться от следствия. Интересно, что Анна, по словам адвоката, за время следствия не получила ни одной повестки. То есть, предположение, что Синькова может уклоняться от следствия при существующей аргументации равнозначна тому, что любой гражданин Украины – потенциальный убийца и насильник. Впрочем, это риторика, вернемся к деталям.

Максимальная длительность срока содержания в СИЗО – два месяца – прописана в 156 статье Криминально-процессуального кодекса. Этот же Кодекс предусматривает и увеличение срока содержания обвиняемого, в этом случае, согласно статье 165-3 КПК, за пять дней до окончания срока, следователь должен подать в суд соответствующий запрос. Чего сделано не было.

Collapse )Подводя неутешительный итог, напомню, что международные неправительственные организации Amnesti International и Freedom Haus внимательно наблюдают за Украиной, и в частности с ситуацией по соблюдению прав человека. Пребывавший 22 апреля в Украине представитель Amnesti International Хеза МакГил заявила, что Синькова безусловно является узником совести, поскольку проведенная ею акция была показательно ненасильственной, а значит, что девушку посадили исключительно за ее взгляды. Кроме того, в недавнем отчете Freedom Haus содержится заявление о "снижении уровня демократии и формировании в Украине "нездоровой политической обстановки".

Поздравим себя, Украина семимильными шагами приближается к черте, откуда начинается международная изоляция.


Sov

Аниполь

В Аниполе во время войны все жители были согнаны сюда, на еврейское кладбище и уничтожены.


Смотрительница оhэля

Кладбище. Вернее, все что осталось.

Братская могила растрелянных фашистами
жителей Аниполя

Лошадка у тихой речушки


В Аниполе похоронены Дов-Бер (Магид) из Межерича, продолжатель дела Бал-Шем-Това и руководитель хасидского движения после него, и реб Зуся, о котором очень тяжело рассказать в двух словах.
Реб Зуся был настоящим последователем Баал-Шем-Това, он находил что-то хорошее в любом еврее, будь он даже вором. Его брат, реб Элимелех из Лиженска, всегда искал в жизни трудностей и испытаний, но находили они почему-то реб Зусю. Впрочем, он никогда ни на что не жаловался. Если ему было не на что купить еду (а так было практически всегда), он выходил на крыльцо и обращался к Б-гу: «Владыка мира! Зуся кушать хочет». И обязательно находился какой-нибудь добрый человек, который приносил ему поесть.